"Философические письма" П.Я. Чаадаева. История публикации и реакция общества и власти

Материалы » "Философические письма" П.Я. Чаадаева. История публикации и реакция общества и власти

Страница 2

Вот как он описывает свое видение религиозности: «Я, кажется, говорил вам однажды, что лучший способ сохранить религиозное чувство — это соблюдать все обряды, предписываемые церковью. Это упражнение в покорности, которое заключает в себе больше, чем обыкновенно думают, и которое величайшие умы возлагали на себя сознательно и обдуманно, есть настоящее служение Богу».

При этом он считает, что его собеседнице более всего подходит « жизнь сосредоточенная и посвященная в значительной мере размышлению и делам религии»

Об условиях ежедневной жизни русской нации он говорит так : «В своих домах мы как будто на постое, в семье имеем вид чужестранцев, в городах кажемся кочевниками, и даже больше, нежели те кочевники, которые пасут свои стада в наших степях, ибо они сильнее привязаны к своим пустыням, чем мы к нашим городам. И не думайте, пожалуйста, что предмет, о котором идет речь, не важен. Мы и без того обижены судьбою, — не станем же прибавлять к прочим нашим бедам ложного представления о самих себе, не будем притязать на чисто духовную жизнь; научимся жить разумно в эмпирической действительности».

Каковы же причины такой ситуации, по мнения Чаадаева? Как видим из «Философических писем», он считает, что русский народ выпал из потока исторического развития, не прошел долгий путь становления самосознания, и поэтому является отсталым по сравнению с европейскими народами: «мы никогда не шли об руку с прочими народами; мы не принадлежим ни к одному из великих семейств человеческого рода; мы не принадлежим ни к Западу, ни к Востоку, и у нас нет традиций ни того, ни другого. Стоя как бы вне времени, мы не были затронуты всемирным воспитанием человеческого рода»

Чаадаев высказывает мысль о поступательном развитии человеческой цивилизации: «Народы - существа нравственные, точно так, как и отдельные личности. Их воспитывают века, как людей воспитывают годы. Про нас можно сказать, что мы составляем как бы исключение среди народов. Мы принадлежим к тем из них, которые как бы не входят составной частью в род человеческий, а существуют лишь для того, чтобы преподать великий урок миру».

Он резко описывает русскую историю: « Сначала — дикое варварство, потом грубое невежество, затем свирепое и унизительное чужеземное владычество, дух которого позднее унаследовала наша национальная власть »

Тем не менее, Чаадаев считает, что развитое религиозное чувство может дать опору не только отдельной личности, но и всему русскому народу: «учение, основанное на верховном принципе единства и прямой передачи истины в непрерывном ряду его служителей, конечно, всего более отвечает истинному духу религии; ибо он всецело сводится к идее слияния всех существующих на свете нравственных сил в одну мысль, в одно чувство, и к постепенному установлению такой социальной системы или церкви, которая должна водворить царство истины среди людей».

Чаадаев придает особое значение роли Провидения в жизни общества и науки: «Вместо того чтобы угодливо принимать бессмысленную систему механического совершенствования нашей натуры, так явно опровергаемого опытом всех веков, нельзя не видеть, что человек, предоставленный самому себе, шел всегда, наоборот, по пути бесконечного вырождения. Если и были у всех народов минуты просветления в жизни человечества, возвышенные порывы разума, то ничто не доказывает непрерывности и постоянства такого движения. Истинное движение вперед и постоянная наличность прогресса замечается лишь в том обществе, которого мы состоим членами и которое не является продуктом рук человеческих. Мы, без сомнения, восприняли то, что было выработано древними до нас, воспользовались им и замкнули таким образом кольцо великой цепи времен, но из этого вовсе не следует, что люди достигли бы состояния, в котором они теперь находятся, без того исторического явления, которое безусловно не имеет антецедентов, находится вне всякой необходимой связи вещей и отделяет мир древний от мира нового».

Эти темы развивались Чаадаевым во всех его восьми «Философических письмах». Естественно, такая резкая критика не могла остаться безнаказанной. После публикации первого же письма в журнале «Телескоп» в мае 1836 года, журнал был закрыт, Чаадаев был объявлен сумасшедшим, и ему было запрещено публиковать свои произведения, за ним был установлен полицейский надзор.

«Философические письма» вызвали огромный общественный резонанс. Надо сказать, что первое «Философическое письмо» публиковалось на французском языке, поэтому оно стало известно и в Европе, что вызвало отклик и европейских мыслителей.

Согласно Русскому Биографическому Словарю « : «Как только появилось письмо, - говорит Лонгинов, - поднялась грозная буря». «После «Горя от ума» не было ни одного литературного произведения, которое сделало бы такое сильное впечатление», - рассказывает по этому же поводу Герцен».

Страницы: 1 2 3

Другие публикации:

Развитие белоруской литературы
Развитие белорусской литературы, во второй половине ХIХ века происходило в условиях социального и национального давления белорусского народа. Под воздействием социального разделения, вызванного развитием капитализма, в общественной жизни ...

Иван Иванович Шишкин
Родился в январе 1832 года в провинциальном городе Елабуге. Отец его, небогатый купец, был большим ревнителем старины. Стремясь привить и сыну интерес к истории, он привлекал его к археологическим раскопкам древнего Болгарского царства на ...

Филиппо Брунеллески
Филиппо Брунеллески (итал. Filippo Brunelleschi (Brunellesco); 1377—1446 г.) — великий итальянский архитектор эпохи Возрождения. Филиппо Брунеллески родился во Флоренции в семье нотариуса Брунеллески ди Липпо. В детстве Филиппо, к которо ...


Новое на сайте

Наскальные рисунки


Обращение к первичным формам искусства вполне понятно в наше время. Интерес к далекому прошлому тем сильнее, чем больше желание заглянуть в будущее и понять настоящее.

Разделы