Знаменитые работы

Материалы » Жизненный и творческий путь Э. Мане и Б. Кустодиева » Знаменитые работы

Страница 3

достоинств Мане смелое состязание с великими художниками прошлого, его пристальную и пристрастную проверку жизнеспособности высоких старых принципов в холодном и безжалостном

свете стремительно надвигающихся глубоких общественных и идейных

перемен конца 19 - начала 20 века, как и его уверенность и ясную целеустремленность

в этом труднейшем соревновании, на которое лишь с большой осторожностью

решались самые смелые из ближайших французских предшественников

Мане - Энгр, Жерико. Домье. К тому же следует сказать, что, за исключением редчайших, единичных случаев, Мане никогда не выходил побежденным из своего дружественного поединка со старыми мастерами. Самое главное в этом обращении к идейному

и художественному опыту прошлого для еще более уверенного движения

к небывало новому заключалось в том, что Мане с удивительной зоркостью и точностью решал и находил,

к кому из старых художников

нужно обращаться и в чьем художественном мире надо искать живые, не подвластные времени душевные качества и нисколько не устаревшие средства художественного выражения. Искусство Мане

насквозь пронизано острейшим чувством реальности и современности - чувством, очищенным от всего случайного и несущественного, прошедшим через горнило мудрого и возвышенного разума и строгого художественного вкуса. Искусство Мане возросло на улицах и бульварах Парижа времен Османа и времен Гамбетты, на берегах Сены и Ламанша, он один из самых французских художников во всем французском искусстве, и благодаря ему мы можем ощущать свет, воздух, звуки и запахи Парижа прошлого века с такой терпкой остротой, как будто мы живем там сейчас. Из достоверной конкретности своего времени Мане извлек абсолютные, вечные ценности, не подвластные старению и проникнутые высокой поэзией.

Поэзия и правда для Мане не существовали раздельно. Никогда ничего не приукрашая, он умел делать значительным и поэтическим все - от черных сюртуков и цилиндров, казавшихся некоторым современникам уродливыми и прозаическими, от дыма железных дорог, от неуютной сутолоки ресторанов или ночных кабаре до мелькания залитых солнцем лодок на синей или серо-голубой глади воды или солнечных зайчиков, проскальзывающих сквозь теплую зелень деревьев или через спущенные оконные занавески. Эта впервые раскрытая Мане идейная и поэтическая ценность на первый взгляд простых и несложных явлений обыденной жизни возвышала их до уровня монументальных обобщений, способных заключать в себе необычайно широкую и глубокую содержательность. По выражению одного из ближайших соратников Мане - Огюста Ренуара, - он был "прирожденным веселым бойцом"; он и действительно был уверенным руководителем военного наступления против всех основ духовной косности и реакционности в художественной культуре своего времени. У него было достаточно много друзей, и ему никогда не пришлось сомневаться в верности избранного пути. Особенно верной его опорой был созданный и вдохновленный им круг художников, не повторявший его, а развивавший и раздвигавший дальше его открытия и преобразования.

Творчество Бориса Кустодиева пронизано тягой к

старине, чему-то натуральному, естественному почти непреодолимому, и мы с благодарностью смотрим на скоморошьи игры и на румяных девиц

в кокошниках, плавные узоры народных плясок. Мы знаем, что это лишь актеры, что нас слегка дурачат, но мы с охотой поддаемся этому обману, включаемся

в игру и - увлекаемся ею.

Кустодиев научил нас любить и ценить живые приметы старины, подмечать их, любоваться ими, радоваться им. И если раньше мы вспоминали Кустодиева, заглядевшись

на алую герань в окошке, на резные наличники на окраине Суздаля

или Углича, или на кустодиевский овал девичьего лица, то теперь видим, как прошлое становится днем сегодняшним и даже завтрашним.

Картины Кустодиева сберегли для нас этот полузабытый, полузапретный

мир, передали его неповторимость, обаяние и простоту. Улыбка, всегда присутствующая в его работах, позволяет и нам воспринимать его как игру, которая нужна нам, которой так не хватает. Возвращается традиция, нарядные красочные праздники вновь входят в наш быт, и мы уже не мыслим Троицу

без свежих березовых веток и Пасху без куличей, украшенных цветами. Настоящий художник, как чуткий прибор улавливает вечное среди случайного. И потому не увядают непритязательные сказки Кустодиева. Кустодиев говорит со зрителем без дидактики и ложного пафоса - и этим он

тоже близок нам, уставшим от поучений. За лукавой игрой, за россыпью веселых красок мы чувствуем тепло и силу человека, умевшего любить Россию, хранить ее прошлое, думать о ее будущем.

Страницы: 1 2 3 

Другие публикации:

Просвещение с точки зрения истории
Просвещение- это широкое культурное движение в Европе и Северной Америке 18 в., ставившее своей целью распространение идеалов научного знания, политических свобод, общественного прогресса и разоблачение соответствующих предрассудков и суе ...

Покровский собор «на рву»
Покровский собор на Красной площади в Москве, часто называют по одному из его приделов, собором Василия Блаженного. Покровский собор был воздвигнут как памятник очень важной для России победы над Казанским ханством. Его создателями были ...

Данте Алигьери
Краеугольный камень нового мировоззрения закладывает Данте Алигьери (1265—1324) — «последний поэт средневековья и вместе с тем первый поэт Нового Времени» (Ф. Энгельс). Перу Данте принадлежат оригинальная лирическая автобиография «Новая ж ...


Новое на сайте

Наскальные рисунки


Обращение к первичным формам искусства вполне понятно в наше время. Интерес к далекому прошлому тем сильнее, чем больше желание заглянуть в будущее и понять настоящее.

Разделы